Blood Vampire Knight

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Blood Vampire Knight » Общежитие Лунного факультета » Комната Такумы (4 этаж)


Комната Такумы (4 этаж)

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

...

0

2

====> Гостиная

Комната закрыта на ключ. По привычке или специально, в этом бесполезно разбираться. Бредя следом за Канаме, зеленые глаза безустали сверлили затылок друга. "Скажи мне, с чего начать? Как подойти, чтобы..." Мысль прервалась скорых поисках ключа с элементами похлопывания себя по всем карманам. Ичиджоу нервничал, и это было не свойственно ему. Такому миролюбивому, непринужденному и беззаботному. Со стороны и для всех он был таким. А сейчас... нужно было быть серьезным.
- Нашел... прости что долго. Проходи...
Рука заломлена за голову, виновато почесывая собственный затылок. Золотистые пряди вновь прибывали в привычном им "аккуратном беспорядке". Такое пожалуй только Таку и могло прийти в голову. Смех смехом, а приятель уже медленно прошел вглубь комнаты. Походка Канаме... Странно что парень замечает за своим другом неповторимый ритм и широту шага. Молодой вампир отнекивался и моментально списывал все на дружбу.. хотя следовало бы основываться на аспекте более крепком, чем приятельские отношения.
На столе привычный беспорядок. Выписки, газеты, старые отчеты, горы манги повсюду. Имел бы место стыд. Такума аки сайгак пропрыгал по комнате подхватывая мангу различной тематики и складируя все это по разным ящикам.
- Не успел убраться еще..
Слова брошенные как бы в собственное оправдание, но не Курану, а самому себе. Чего еще чистокровный не видел у него? Вся эта ситуация выглядела предельно глупо. Однако это же был Такума Ичиджоу! Тут любая ситуация мягко говоря имеет статус легкой глупости и ребячества.
Собственно и разместить Канаме было негде. Взгляд бегал из угла в угол размышляя что освободить в первую очередь: кресло от вечернего костюма, свежих выпусков журналов и рисунков или же стул от любимых журналов, тетрадок и учебников? Делема так сказать не простая... А что было еще делать? Наскоро прибираться, пока президент сам не найдет себе место. Оставались веселые варианты с размещением. "Ха-ха... Специально для тебя Канаме: подоконник, край стола или кровать! " Едва сдерживая себя от смеха, Таку отправил свой парадный костюм в шкаф. Осталось всего ничего... мелочи из-под кровати, при виде которых округлились глаза. Видимо Айдо не заходил забрать собранные за неделю вещи для своей "канамеколлекции". И этот почти мусор, не иначе, сейчас был фактически на виду! Ичиджоу рванул вперед, пинком загоняя все под собственную кровать, заламывая руки за спиной и как-то нервно улыбаясь. Для полноты картины не хватало дергающегося века. Правда этого слава богу не было.
- Ты располагайся, не обращай на меня внимания.
С этой фразой парень юркнул к столу, быстро выискивая необходимые вещицы...

0

3

Гостинная----->>
Канаме застыл посреди комнаты, безразлично выбрав точку для взгляда. Какая то книжка, а точнее манга. Такума немного нервно проскользнул за спиной, метаясь и собирая вещи. Куран мыслями был далек от вице-президента и его обычно милого бардака. Джури и Харука... Кросс знал это еще утром. Зубы кусают нижнюю губу и взгляд по прежнему серо-дымчатый скользит по обложке манги, по переплету.
- Не успел убраться еще..
не произнося и слова, чистокровный прошел вперед и усталым жестом поднял с пола за край томик манги. Пальцы зажали середину страниц, когда вампир, не отрывая взгляда от содержания наугад выбранной главы направился к постели - единственному возможному месту для сидения. Остальные возможности были оккупированы всевозможными вещами. Такими человеческими, что Канаме не мог даже предположить их наличие у себя когда-нибудь. С этим Айдо не повезло. Приходилось тащить из спальни главы лишь особо интимные вещи, либо всякий хлам обычного пользования. Глаза с тихим блеском скользили по кускам страниц, с едва заметной улыбкой понимая суть тома и трагедию истории.
- Ты располагайся, не обращай на меня внимания. - слова пропускаются мимо ушей, Канаме с уже изменившимся настроением откидывается чуть назад, опираясь на локоть и с интересом переворачивая страницу. Легкий шелк простыней никак не отражается от кожи, холодной и усеянной жадным слоем бледности. Жадным до крови. Сегодняшние два глотка лишь сильнее распалили давно заглушенный аппетит. Парень метнулся к столу, когда Канаме оторвался от пролистывания творения какого то малоизвестного мангаку.
Только тут Канаме вспомнил о своем внешнем виде. Раскрытая полностью грудь, рубашка прикрывающая лишь плечи и часть рук. Брюки, как то безжизненно сползшие по гранитной коже, открывающие взору любопытных изгибы тела. И все еще нестерпимо пахло кровью. Пахло от него самого. Его же кровью....
Усмехнувшись, он поймал взгляд Такумы. Небрежным жестом подняв томик выше, он без всяких мыслей задал воспрос:
-А тебе это, я вижу, нравится... -прозвучало это утверждением, но парень прекрасно знал по цвету переплета ЧТО именно попало в руки к главе Курану.

+1

4

За всей этой суетой, Такума напрочь забыл о присутствии президента, полностью отдаваясь процессу уборки. А убирать было что. Самое страшное было то , что Канаме все же мог наткнуться на специфичное чтиво своего зама. Тот упорно прятал от всех многое, в частности любимые творения Ямане - самы. "Фей-сан такой симпотяга... что же Рю-сан предпримет? Аки-кун в беде.... а все этот русский..." Таку замечтался. Лишь голос чистокровного вывел его из транса...
-А тебе это, я вижу, нравится...
Изумрудны расширились чуть ли не в два раза. В руках приятеля было одно из творений Итсуки-куна. Первой мыслью было то, что полный псевдоним автора был Итсуки Канамэ-сан. Почему-то от этого стало немного легче, вот только когда блондин осознал ЧТО придерживают пальцы вампира... Да что уж там! Мысли быстро переключились с пикантного содержания журнала, наспех проскользнувшего перед глазами, как вся жизнь перед самой смертью, теперь взгляд устремился не на яркую обложку, а на самого Канаме. "Ой... ой...." Ичиджоу проглотил колючий ком, нерешительно шагая вперед. Что бы то не было, как бы сейчас вызывающе не выглядел комендант. "Я парень.. он парень... в руках яой... Шик, блеск, Такума! "
- Эмм... это так.... ерунда.
Крыть собственно было нечем. Потому как аргументы закончились, когда глаза стали прослеживать распахнутые полы рубашки. Мучительно медленно вниз и вверх, пока глазам не открылся свежий укус. Зрелище отрезвляло и пьянило одновременно. С одной стороны, как Куран мог позволить кому-то испить собственной крови? С другой... Все же Таку был вампиром. Как и любой подобный ему аристократ, быстро хмелел чувствуя чистокровного повелителя. Вампир уровня А. Если аристократы были изысканными десертами, то кем были чистокровные? Наверное это был божественный нектар. Губы произвольно сжались, еще одно мгновение и язык скользнул по ним. Оказывается они были такими сухими... Во рту пересыхало, только это была не жажда, скорее это следует назвать любопытством. Парень был любопытен. Относительно своего друга - особенно. Будучи правой рукой, ему доверяли многое. Вот только о самом Канаме в этом многом было всего пару строк.
Еще один нерешительный шаг. "Должен же я в конце концов забрать у него... эм... свою вещь! Да, точно! Свою. Вещь. Вот черт..." Такума зажмурил глаза, когда взгляд из непривычки скользнул немного ниже дозволенного. Резкий поворот - острее чем ледяной душ. Нервы продолжали шалить.
- Мы кажется поговорить хотели...
Юноша упорно старался не краснеть и ни в коем случае не чувствовать пронзительный взгляд. Перебирая все варианты, аристократ остановился на простых детских считалочках, пробегаясь по несколько раз и спотыкаясь на каждой строке...

0

5

- Эмм... это так.... ерунда.
Коньячный взгляд разливается переливами смеха, выдавая резкий переход Канаме на другую волну настроения. Такума умел его позабавить. Бледный, но явно смущенный он придвинулся ближе, желая забрать мангу, так несправедливо выставленную на обзор перед романтичным хозяином. Чистокровный безошибочно улавливал учащенный пульс его маленького вице-президента, раздумывая над тем, как он воспримет сегодняшнюю шалость. Выбор у аристократа был небольшой. Холодная, более жестокая наклонность характера Канаме была известна ему лучше остальных. Садист...-так он его назвал. Подчинение произойдет в любом случае. Взгляд лениво обегал  светлые волосы, плечи, шею и спускался ниже. Как хозяин осматривает свою вещь, этого у Канаме было не отнять.
Пальцы наклоняют том, жестом протягивая Такуме, предлагая забрать.
- Мы кажется поговорить хотели...
-О да... мы поговорим... - с непонятными нотками протянул Куран, не сводя яркого взгляда, уже медленно меняющегося на алые тона. Парень был смущен и растерян. Ты такой... сладкий.
Выпустив том из рук, Канаме блеснул клыками, приподнимая губы в улыбке. Со стороны он выглядел хищником на алтаре жертвоприношения. Этакий волк перед связанной по рукам и ногам овечкой... Уверенным движением, не оставляющим овечке надежды на жизнь, чистокровный схватил запястье аристократа и сквозь шум быстрого движения могли встретиться только глаза. Яркие всполохи оказались сверху... Такума, бледный и растерянный лежал на постели, под хозяйской хваткой Канаме на руке и склоненным над ним телом, горящим жаждой...

+1

6

-О да... мы поговорим...
От такого голоса Такума едвали не поседел. Ни к чему хорошему эти плавные ленивые полутона не привели бы. Даже повернув голову Ичиджоу не мог видеть выражения лица главы Курана. Потоки солнца не обжигали его, в принципе они были приятны. Но не тем теплом, которое любят простые люди... теплокровные... "А я себя сейчас как рептилия чувствую. Изысканное блюдо лягушачьи лапки в молочном соусе. Черт, Канаме, ну за что? Я же только..." Такума набрал в легкие воздуха, собираясь с духом. В конце концов его прямая обязанность известить президента о недавних событиях. В висках билось только одно: "Долг. Долг. Долг... Какой же ты..." Едва юноша успел повернуться, губы приоткрылись выпуская очередной лепет о дедушке, и еще всякий прочий нечленораздельный бред, как Канаме схватил его. Веки всего на секундочку скрыли глаза, попросту моргнул, как очутился на кровати.
Теперь уже не было сомнений. Чистокровный голодным зверем завис над своей правой рукой. Неужели он не одумается? Надежды не было, особенно когда от этой самой надежды отвлекал непристойный вид коменданта. Природа вампиров очень близка к человеческой, а в случае с Такумой - еще ближе. Мог ли он сопротивляться? Конечно же нет. Не мог не потому что это фактически был его чистокровный господин. Но еще и потому, что это Канаме. Он знает его достаточно и... понимает. "Я пытаюсь оправдать свою безысходность, разве ты не видишь?" Ичиджоу отвел глаза в сторону, поворачивая голову. Казалось бы, что в этом такого? Вампиры уровня А часто лакомились аристократами. Только парню пока еще не приходилось бывать десертом. Разве что когда-то давно... очень давно... и это был Канаме...
Странно было что воспоминания окутаны пеленой. Такое трудно забыть, как первый поцелуй, как первый танец. Непрямое родство построенное на крови и кровью связанное. Возможно сейчас "дружба" прозвучало бы как-то глупо. Таку не был куклой, но он оставался верным президенту.
Изумрудный взгляд встретился в темно-вишневым. Глубокий, горящий, всепожирающий, какой-то ядовитый и отчего-то сладкий. Именно сладкий. Такума чувствовал запах ванили, случайно окутавший легкие. Сочетание жесткости и этой едва ощутимой легкости. Удивительно, особенно для Канаме. Раньше такого он не замечал за своим приятелем. Однако это ему... нравилось.
- Канаме...
Таку понимал, что если не заговорит, то попросту утонет в безде его глаз. Воля была давно сломлена, на что молодой вампир надеялся было не ясно. Он перебирал в голове все возможные варианты, четно пытаясь распутать этот клубок. Минуты тянулись так медленно, еще более лениво чем мгновение назад прозвучал голос Канаме. Будто бы большой персидский кот развалился на шелковых подушках, посапывая и согреваясь в  потоке солнечных лучей.
- Почему?..
Сухие губы шептали на автомате, а едва загорелую кожу покрыли ощутимые мурашки. Дрожь. Что это было? Страх или... предвкушение неизбежного?... Обреченность ли?

0

7

- Канаме... -тихо прозвучало, отрезвляя и возврашая на какую то волну между двумя измерениями. С одной стороны - Куран вполне мог сдержаться. Вполне. Жажда не была невыносимой, хотя мурашки по коже парня притягивали и вызывали желание проткнусь эту бледность собственными клыками. С другой стороны хотелось БЫТЬ жестоким. Таким жестоким, каким его обычно представляли, таким, как о нем говорили шепотом и сквозь раскрытые веера шелка. Хотелось показать что такое голод, что такое хозяин для аристократа, что у него просто нет шанса и он отдастся ему как последняя девушка перед принцом. Клыки удлинились, следуя злостным мыслям. Растерзать, испить, показать всю ничтожность... Желание к парню не было таким и Канаме с горечью понимал, что распахнутые под ним изумруды не принадлежал его послушному любовнику лишь по одной простой истине- Канаме не хотел его видеть таким. Установившиеся связи, бережно окутавшие обоих были куда забавнее простого "хозяин- раб". Куда забавнее чем с томно покоряющимися Рукой или Сейрен.
- Почему?..-произносят сухие губы вице-президента, надеясь на какое то отступление от казни. Канаме ледяным взглядом застыл на шее аристократа, возвращайся к недавним событиям. Он должен ему что сообщить...
Сильные руки чуть сгибаются, когда губы чистокровного почти касаются кожи на изгибе шеи, скользя в миллиметре от слоя мурашек и тихо обвевяя их холодным дыханием. Хриплый шелест голоса в нескольких потоках воздуха:
-Что же дедушка..?

0

8

-Что же дедушка..?
Вот он.. едва ощутимый шанс, ускользающий как песок сквозь пальцы. Его можно поймать всего на один краткий миг. Ичиджоу не мог его упустить. Ведь после... как ему вести себя с Канаме после? Страх происходящего уступил место страху грядущего. Парень не мог жертвовать дружбой ради утоления голода, хотя задней мыслью понимал что параллельно с этим он хочет утолить его голод. Желания. Тонкие иглы впивающиеся под короткие ногти, крохотный электрический заряд на кончиках пальцев. Это приятно.. этого мало... это пугает, потому что перед ним глава Куранов.
Опасная аура. Стоит чуть отвлечься, как она поглотит тебя, всего без остатка. Не даром этот клан является сильнейшим. Слухи всегда имеют почву под собой, данная ситуация не была исключением. Такума не отрываясь смотрел в глаза приятеля, не позволяя себе лишнего вздоха. Почему так происходит? Появилась какая-то жалость. Осознание того, что друг действительно голоден. Что его мучат собственные переживания и тревоги. И все они сводятся к одной маленькой человеческой девочке. "Тебе больно, Канаме?" Простой вопрос повисший где-то между двумя молодыми людьми. Ответа не последует, его и не ждут. Чистокровный хранит все свои мысли при себе, не отличаясь особой разговорчивостью, обдавая холодом. Иногда на губах проскальзывает легкая улыбка. А рядом с ней... он расцветает. Такума видел это раньше, видет и сейчас. Юуки-чан имеет особую власть над президентом. И этой власти есть одно простое определение...
От чего-то на душе стало спокойнее. Уже не страшно было то, что возможно последует далее. Пусть так, но он может облегчить участь друга. Покорностью ли можно было обосновать перемену настроения? Скорее нет, чем да. Нерешительность оставалась, а зеленые глаза по прежнему излучали страх. Все же вампир был опасен в таком.. игривом настроении. Что будет если он зайдет чуть дальше? Таку не мог исключать любой исход, потому пальцы судорожно сжали простынь, а дыхание, только восстановленное, вновь остановилось. Взгляд изучал лицо, пытаясь отыскать ответы на незаданные вопросы. Но их не было, как впрочем и раньше.
Язык отказывался поворачиваться, губы двигались не произнося ни единого звука. Даже как прежде. Ранее Ичиджоу мог хотя бы что-то мямлить, теперь же просто смотрел выжидая.. Чего он ждал? Он должен говорить! Только эти мысленные установки были проигнорированы. Против Канаме у парня не было ни единого шанса...
Легкий поворот головы. Слабое прикосновение губ к холодной коже руки. Она похожа на мрамор, кажется в ней нет жизни. Только Такума знал, что Канаме это почувствует. Властные руки, держащие крепкой хваткой гармонию, в один момент могли ее разрушить. Пальцы не раз сходившиеся на шее врага либо неверного. Все можно было увидеть... всего лишь одно мимолетное прикосновение...
Этот маленький шажок навстречу. Все еще страшно, все еще не знал что ожидать, но... Что-то или кто-то диктовал ему, что следует делать.  Юноша все еще в плену, прижат к собственной постели, а над ним его друг. Сама неординарность ситуации захлестывала новой волной. Что это было? Парень затруднялся ответит однозначно, однако же предпочел плыть по течению, дабы избежать вспышки гнева Канаме... и утолить свое любопытство. Его ли одно? На эти вопросы, нет внятного пояснения...

+1

9

Вопрос остался без ответа, растворяясь в духоте внезапно затвердевшего воздуха. Глаза чистокровного кровавыми точками алели в полумраке задернутых штор, дурманяще источающих запах пыли и горелого солнечного света. Толчки по простыням от сжавших атлас пальцев, ногтями впившихся в золото ни в чем не повинного моря цвета и крошек ниток. Капли по коже, холодом ползущие умирая на переплетениях вен запястий. Тело парня дрожало, и губы обжигающе коснулись грани между дозволенным и диким. Неосторожное касание лепестками запястий и хватка чистокровного отпускает руки парня, уходя назад и давая ему понять что игра не состоится.
Тишина мерно заполняет все комнаты, удушным облаком беря за горло и скользя по губам вероломной шлюхой. Порыв ветра беспечно ударяется в окно, вызывая колыхание складок тишины и притаившегося осуждения. Золотые монеты со звоном бархатой тишины скачут по стенам спальни, солнечными зайчиками разлетаяст по пространству обнаженных вертикалей.
Упрямым движением сжимая клыки так, что слышится тихий щелчок и отвернувшись от парня, застыть. Взгляд, все еще полный чувств и невысказанностей, которые не имели с Такумой ничего общего, на окно, на закрытый островок стекла, предусмотрительно убранный от характера главы класса. Ни улыбки, ни заинтересованности во взгляде. Веки опускаются вниз, одновременно с поднимающимся с постели чистокровным, пушистым каскадом ресниц оттеняя полупрозрачную кожу.
-Так что с новостями? - безразлично звучит в спальне, не считаясь с наверняка растрепанными чувствами аристократа. Канаме мог бы любить мальчика.... мог бы. но нет. Причины прозрачны и скреплены белыми нитками. Как и с Сарой, как и с Айдо.
Вампир застыл напротив окна, содрав одну часть штор так, что солнечный свет упал на половину лица, неприятно грея кожу....

0

10

Необъяснимо. Почти нелепо, а через минуту возможно даже и смешно. Но... Канаме не станет, уже нет. Минуты тянуться все дольше, продолжая свою игру на перегонки. Бег по бесконечности. Бессмысленное занятие, в которое сейчас окунулся Такума. Бесконечностью был глава Куран. Его глаза, искрящиеся, отражавшие невидимое пламя. Оно не для аристократа. От этого под ложечкой засосало... Стало больно, до хруста в ребрах и позвоночнике. Тело бренной ношей осталось лежать на кровати, когда "кровавый принц" поднялся, оставляя за собой легкую дрему. Было естественно чувствовать усталость. За окном был ясный день. Сравнивать обычную бессонницу и нечто подобное, что сейчас испытывал на себе Ичиджоу... более чем просто нелепо.
Озорные лучи скользят по комнате, когда часть шторы с треском срывается вниз. Совершенство объято ласковым светом. Но чистокровному никто не почувствовать этого тепла, которое нежит его бледное тело. Такое холодное. Всего минуту назад аристократ мог ощутить это на себе. Конечно он тоже вампир, но до сего не знал насколько холоден его друг. На душе тоскливо, мысли тешит лишь то, что в этом мире он не одинок. Что есть та, способная согреть, растопить лед.
-Так что с новостями?
Таку поднимается неспешно. Поправляет форму , присаживаясь на край. Действительно, он чуть не забыл с какой целью звал президента. Сознание просто пересекало все попытки вспомнить о долге. Была ли в этом замешена магия чистокровных? Ичиджоу знал что комендант не пользуется подобным, считая это унизительным для себя. Даже Сейрен... Она подчиняется добровольно, благодаря связи способна слышать волю своего господина. Не он выбирал ее, она пошла за ним. Как и все вампиры ночного класса, как и сам Такума. Приятно было осознавать что способность самостоятельно мыслить была у всех его друзей, но по велению рока , в близи Канаме все теряли голову, теперь и юноша входил в это число.
- Да, прости. Я отвлекся немного...
Привычный жест - ладонь теребит собственный затылок, а на губах виноватая улыбка.  Вице-президент поднимается и в два шага подходит к столу, мимоходом бросая взгляды в сторону приятеля. Он все еще стоит на месте, оно и к лучшему. Пальцы вытаскивают письмо из стола. Там всегда стерильный порядок. В делах академии этот небрежный блондин весьма аккуратен, как и во всех поручениях главы Курана.
- Я был у дедушки. По мимо простых любезностей он передал тебе это. Я не вскрывал, так как это от совета. Но примерно знаю... предполагаю что там
Молодой вампир быстро себя поправил, вскрывая конверт. Печать совета. Яркий узор на алом воске. Все осведомленные вампиры от уровня С и выше знакомы с этими символами. В непринужденном жесте, Такума протягивает письмо приятелю, не смея раскрыть согнутую пополам бумагу.
- Все что касается моей поездки, это все. Есть еще кое-что... это о Юуки-чан...
Блондин взглянул на президента, выкидывая из головы происходящее на кровати. "Думаю так будет лучше. Меньше проблем для тебя..."

0

11

- Я был у дедушки. По мимо простых любезностей он передал тебе это. Я не вскрывал, так как это от совета. Но примерно знаю... предполагаю что там
Веки опускаются вниз с тихой улыбкой хищной мысли скользя по губам. Пальцы разрезают воздух и замирают, ожидая Такуму. Легким движением в руку опускается конверт и подушечки пальцов скользят по знакомой до появившейся ухмылки бумаге, тонкой и слащаво-скользкой. Письмо с тихим шелестом выдыхает из вспоротого брюха листок гладкой, блестящей по краю бумаги, сложенной в 3 сгиба.
Глаза безразлично пробегают первые строки абзаца, не реагируя на высокие слова режущих глаза льстивых речей. Совет старейшин.... Для Канаме они значили лишь горстку вампиров, дрожащих от страха перед силой и безцельно заседающих в своих замках, отчаянно создававших видимость своей нужности. От их существования Курану было ни тепло ни холодно, пока они не затрагивали его интересов.
Медленно ступая, без малейшего звука, он вернулся к многострадальной постели вице-президента и не отрывая темных глаз от содержимого, опустился на волны золотых покрывал. Одна рука оказалась заведенной за голову, и этот жест, такой человеческий и трогательно-расслабленный наверняка был великолепен в сочетании с самим Канаме...
Внимательный взгляд скользил по строкам, не выдавая ни мысли на лице чистокровного. Рубашка совсем сбилась в сторону, обнажив одну плечо вытянутой руки, которая держала пергамент перед глазами. Вид откровенный, если такое слово вообще было применимо к Курану. Тишина не нарушалась даже дыханием. Чистокровный не вдыхал воздух, и только это портило его облик, ткой нежный и пахнущий намеком на человека.
- Все что касается моей поездки, это все. Есть еще кое-что... это о Юуки-чан...
-Я знаю. - прервал Канаме ничего не выражающим бархатом голоса. Глаза медленно закрылись. Положив письмо рядом, чистокровный прикрыл глаза ладонью руки, так привычно, что казалось невозможным такое поведение от вечно сдержанного и холодного парня - главы Ночного класса.
Тихий смешок вырвался из груди, рассеявшись дымкой звука под альковом постели.

0

12

-Я знаю.
Такой непринужденный. Как всегда без единой эмоции. Канаме всегда выглядел старше, особенно это хорошо проявлялось в детстве. Совместные воспоминания вызывали только улыбку.
Еще вчера Таку наблюдал, как его приятеля постоянно уводят от всех едва тот успел прийти и перекинуться парой фраз. Он такой задумчивый и такой маленький. А блондин, всегда веселый и через чур любопытный. Еще Шики... Сейчас он стал более молчаливым, чем в то время. Возможно модельный бизнес сделал его таким. Каин теперь более безразличный, а Рука все так же "защищает" честь Канаме. Прошло достаточно времени... однако много остается неизменным.
Яркие отблески в сознании вызывают тот эпизод, когда комендант вошел в дом Ичиджоу. Первым его встретил Асато. "Дедушка никогда не упускает возможности польстить Канаме. " Глава Совета старейшин, как и сам совет всегда подбивали клинья под чету Куранов. Это было очевидно еще Джури и Харуке. Такума же мог только догадываться что по сути твориться в семье приятеля. В тот день у нынешнего президента было особенно плохое настроение. Оно не выражалось как и прежде ничем кроме еще большей бледности лица, отстраненным взглядом и задумчивости. Дедушка сообщил внуку что родители Канаме покончили с собой. Только при этих словах в глазах чистокровного появилось что-то, что исчезло почти сразу. Множество тогда оставалось не ясным, только Таку не акцентировал на это внимание. Тяжело было видеть приятеля таким и блондин задался целью хоть как-то помочь. Сколько всего он перебрал пока в итоге не облил Канаме водой. Эффект - чистокровный вампир сверлил назойливого мальчишку разгневанным кроваво-алым взглядом. На что Такума звонко рассмеялся, вызывая ответную усмешку. Всю неделю Ичиджоу младший не отходил от друга продолжая щебетать что-то, кажется еще больше раздражая. Однако как и прежде на блондинистого мальчишку у вампира не поднималась рука.
- У ворот был уровень Е. Удивительно что эти животные теперь нападают стаями. Они целенаправленно двигались на академию. Не считаешь это странным? Они могут охотится по чьему-то приказу?
Такума смотрел на главу Курана. На фоне золотистых орнаментов он выглядел так ярко и четко, несмотря на то, что кровать и прилежащее к ней пространство окутывал мрак. Когда-то давно парень видел, как вампир срезает бутоны алых роз, думая о чем-то и буквально раздавливая бархатистые головки цветов в своих властных ладонях. Это действие не вызывало отвращение, но более никогда Такума не смел сравнивать Канаме с розами.. Эти цветы благородны, статны, изящны, их шипы опасны. Есть что-то общее... но они беззащитны перед ним. Куран более драгоценен и не повторим, уникален и невероятен.
- Мы с Шики и Каином прибрались немного. Пока Кирию отвел Юуки-чан куда-то подальше. Ее не ранили, так что можешь быть спокоен. Сомневаюсь что они уже предоставили отчет Кроссу.
Юноша облокотился спиной на край стола, скрещивая руки на груди. Зеленые глаза все так же не выпускали Канаме из виду.
- Послушай, Канаме.. Может их нападение связано с...
Ичиджоу все же решил не заканчивать фразу. Но внутри его терзали подозрения. "Не вызвано ли это приездом Леди Куран? Все же так много событий. Немного неожиданно, ты не находишь?"

0

13

- У ворот был уровень Е. Удивительно что эти животные теперь нападают стаями. Они целенаправленно двигались на академию. Не считаешь это странным? Они могут охотится по чьему-то приказу?
Тишина повисла между вампирами, с любопытсвом осматривая стены комнаты и переводя взгляд с одного парня на другого. Золотистые пальцы ловили что то в воздухе, обматывая вокруг запястий и пальцев. Легкая усмешка сияла на бесплотных губах, а глаза переливались бездной огней радуги... такой неродной и далекой. Пылинки оторвались от штор и в изящном танце полетели навстречу полу- разбиваясь и неподвижно располагаясь на темной поверхности.
Такума смотрел на главу Курана.
Губы разомкнулись, поглощая кусочек воздуха и втягивая его в легкие, манящим, даже магическим наслаждением.
-Возможно. Но по чьему? - брови приподнялись, а рука исчезла с лица, уходя за голову, как и первая. Канаме чуть подался корпусом вверх и сполз ниже, игнорируя складки рубашки и постели, уже давно волнами обрамляющими  его тело.
- Мы с Шики и Каином прибрались немного. Пока Кирию отвел Юуки-чан куда-то подальше. Ее не ранили, так что можешь быть спокоен. Сомневаюсь что они уже предоставили отчет Кроссу.
-Кросса нет в академии. -спокойно произнес Канаме, - уже пару дней.
Глаза сосредоточенно устремлены в тяжелый полог кровати, цвета темного золота, кажущийся неетсественно роскошным и старомодным.
-Благодарю, Сейрен. - с долями нежности было произнесено в пустоту, предназначавшуюся не вице-президенту... конечно эта нежность ничего не значила. И аристократка не обманывалась пустыми мыслями.
- Послушай, Канаме.. Может их нападение связано с...
Куран снова прикрыл глаза, напрягаясь и подчеркнуло заставляя себя дышать. Вдох-выдох. Ничего, пустота. Ичиджоу иногда был удивительно проницателен. Даже для него...
-Таку... - голос пополз по бархатным тонам, не предвещая ничего хорошего. Канаме был серьезен и печален, - это не нападение. - с ударением было произнесено. Куран не собирался в Совет старейшин, хоть и знал, что льстивое послание, лежащее рядом - Такума знает лучше него.
Пронизывающий взгляд остановился на аристократе, не играя силуэтом, а неотрывно притягивая к себе взгляд вице-президента.
Как змея, гиптозирующая птичку перед смертельным прыжком.... Канаме не желал слышать возражений или уговоров.
-Я не появлюсь в Совете. Даже из-за таких выходок.

0

14

...по чьему?
- Это я и  хотел у тебя узнать. "Старейшины уже как-то узнали это... и наверняка знают больше. Ты тоже так думаешь? Дедушка был не многословен, много расспрашивал о тебе..." Такума тяжело вздохнул. Любопытство Асато не означало ничего хорошего. Он не мог идти против родственника, но воспитанный аристократ ставил дружбу выше долга перед семьей. Старые устои начинали изводить молодое поколение, семья требовала беспрекословного подчинения. И  это было унизительно. Потому Таку решил оставить совет и деда, ради того чтобы быть по правую руку от главы Курана. Но не променял ли юноша "шило на мыло" ? Нет, разумеется. Оставаясь при властном родственнике, парень должен был переступать через многое, что было дорого ему. Алчущий властью совет напоминал дворовых псов, брызжущих слюной. Отравленные ядом, выискивающие в глазах сыновей безграничную любовь и упивающиеся беззаботной жизнь. Разбредаясь по домам создавая видимость своей необходимости, лижущие пятки своему господину. Было вполне понятно почему Канаме ненавидел совет.
Взгляд вновь вернулся к президенту ночного класса. Все более непринужденная обстановка. Алые глаза ловят изумруды, затягивая в свои бездонные омуты. Невыносимо даже дышать. Кожа покрывается мелкой испариной.
-Кросса нет в академии уже пару дней.
Все становится на свои места в момент. Ректор становится слишком непредсказуемым, ко всему прочему, будто бы специально игнорируя происходящее... А происходило многое. Многое не позволявшее выпускать из рук оружие. Даже сейчас, находясь в собственной комнате Ичиджоу мог в один шаг достичь своей "спутницы" чтобы направить сбалансированное лезвие против врага. Это было, это есть, это будет всегда, пока в его помощи нуждается приятель. Чистокровные не марают собственные руки, для того есть такие как...
-Благодарю, Сейрен.
Паренек слегка улыбается, когда замечает небольшую оттепель в голосе вампира. "Правильно. И сейчас ты диктуешь свою волю другим. Почему же не используешь меня так же как и остальных? Странный ты...если бы я тебя не знал, наверное так бы и думал, Канаме."
-Таку...
Зов. Вот он. Тот которому нельзя противится. Теперь нельзя думать ни о чем и ни о ком другом. Мир за пределами комнаты не должен существовать. Такума сосредоточенно выслушивает, осознает где-то глубоко в собственном сознании, но внутри тишина. Легкое умиротворение, ошибочно напоминающее послевкусие экстаза. Шаг в сторону постели, где все так же находится друг. Небрежная поза, одежда. Но все настолько гармонично и притягательно что в пору и привыкнуть к такому Курану.
-Я не появлюсь в Совете. Даже из-за таких выходок.
Кажется что голос настолько близко. Можно потерять свой слух. Однако тихий. Как всегда холодный. Юноша не останавливается целенаправленно двигаясь к кровати. Он звал, значит нужно идти. Звал без слов, возможно и неосознанно, а ведь что-то тянет. Вампирское естество заставляет падать на колени, унижаться и совершать безумные поступки во имя хозяина. Такое Ичиджоу даже осознавать тошнотворно. И все же он слышит, идет. Уверенный что Канаме не поступит так... с ним не поступит.

0

15

Такума, как и ожидалось длигался к постели. Канаме медленно, даже как то величественно приподнялся на локте и не сводил взгляда с зеленых глаз вице-президента. Со стороны это могло выглядеть чистым гипнозом, но парни оба знали, что Куран никак не воздействует на волю аристократа. Канаме редко прибегал к подобным штучкам из широко арсенала чистокровных. Принуждение? Гипноз? Повелевание? Нет, только не Канаме. Все аристократы были здесь по своей воле и так же свободно пользовались благами чистого от чужого рассудка тела. Куран не терпел эти изращения... Чем он и разительно отличался от поднявшего его из забытья ненасытного монстра...
Взгляд был с рябью, как от несмелых порзаний бабочки над волнами. Такума ближе. Говорить не о чем. Не о том, о чем стоит говорить сейчас...
Если бы Канаме был из его рода... Темные глаза топили в себе зеленые аквамарины. Если бы Курана воскресили потомки рода Ичиджоу... Или Айдо... Или род Шики... Глупо, но иногда такие мысли приходили. Мимолетные, не дающие корней на сухой и мертвой почве фамилии Куран, но посещали они только когда кто то из них был близко. Не в пространственном отношеии конечно....
Пальцы чистокровного скользят по коже аристократа и описывая овал по скулам, вниз, берут парня за подбородок и притягивают на такое маленькое расстояние, что при желании они могли соприконуться. Губами. Глаза в глаза, близко до невозможности спокойно дышать, не задевая своим дыханием другого...
-Ты ведь знаешь ЧТО ИМЕННО готовит мне Совет.... Твой дедушка хорошо подготовился?
Насмешливый холод черных глаз в бледных веках.
-Я не хочу ранить тебя, убив его.
Мягкий голос обволакивает и душит.

0

16

Движение вперед. Навстречу. Похоже на танец. Не простой классический вальс, и не пламенное танго. Это был танец с собственной тенью, в этой тени таилась смерть... Ощущение холода перемешивается с жаром, еще больше затрудняя дыхание.
-Ты ведь знаешь ЧТО ИМЕННО готовит мне Совет.... Твой дедушка хорошо подготовился?
- Я... Слова теряются где-то внутри. Что можно было сказать , когда рука Курана подзывает, когда легко касается в таком привычном жесте наполненном властью и опасностью. Привычные составляющие продолжают удивлять только когда приходится испытать все на собственной шкуре. Зрачок пьяно расширен, но продолжает ловить всю грацию движений президента.
-Я не хочу ранить тебя, убив его.
Такуму словно облили холодный водой. В голосе Канаме некая забота... которой до этого с трудом удавалось разглядеть.  Однако слова.. слова заставили задуматься и отрезвить мысли. "Зачем ты это говоришь, Канаме? Я не понимаю тебя зачем?" Он не шелохнется, потому как не знает как себя вести, как ответить. Это слишком неожиданно. Быть может он говорит не про его деда? Может о ком-то другом? Да, именно. Не может же комендант... Сердце замирает и сознание четко формулирует: "может".От этого пальцы слегка вздрагивают.
Сейчас Канаме проверяет его. Пойдет ли Ичиджоу против своего родственника, следуя за ним или же испугается. Глаза скользят по величественному лицу, опускаясь внизу, чтобы скрыться от этого багрового натиска. Что он должен ответить? На подборку слов нельзя тратить больше отведенного времени, либо же это будет обозначать что Таку сомневается в своем решении... сомневается в приятеле.
- Совет лишь пешки на той шахматной доске...да? Юноша вспомнил, как не раз зайдя в комнату главы, чтобы пробудить его ото сна, бросал взгляд на шахматную доску. Фигуры перемещались вопреки законам этой логической игры, их было не равное количество и почему-то становилось не по себе. Куран никогда не делал что-то просто так. Его расчет и тактика были удивительны, Такума старался понимать его как можно лучше изучая его повадки со стороны. Но как бы внимательно он не наблюдал, в итоге друг всегда оставлял множество вопросов. Самый загадочный человек, которого когда либо встречал молодой вампир. Даже скрытный дедушка не был таковым. Все его планы были знакомы в той или иной степени.
- Если ты решил так, значит у тебя есть причины, Канаме. Надеюсь ты скажешь мне, что... Такума остановился. А стоит ли ему говорить? Ведь он в душе давно готовил себя к этому, несмотря на то что ненавидит убийства. Особенно не хотелось пачкать доброе имя академии Кросс. Канаме был ее представителем в мире вампиров, как опекун для ребенка защищавший свое чадо от всех напастей.
Юноша знал что находится в письме. Там были строки расхваливающие чистокровного, будто бы старейшины совсем не понимали, что этой грубой лестью они лишь раздражают главу Курана. А в конце только тонкий намек на то, что они ожидаю вампира в ближайшее время к себе. Внизу всегда стояла подпись Асато. Было омерзительно. Дедушка подписался на этом клочке бумаги без стыда и угрызений совести. Однако Ичиджоу младший и не замечал что подобное когда либо присутствовало у вампира, потерявшего счет годам...

0

17

- Совет лишь пешки на той шахматной доске...да?
Канаме разжал пальцы, не удерживая больше лицо Такумы и отвел взгляд в сторону, резко сжимая губы в одну холодную линию.
-Не все в этом долгом существовании сводится  к шахматной партии.
Взгляд чистокровного стал отчужденно далеким, а голос звучал глухо. Это было резко и совершенно неуместно со стороны вице-президента. Куран не любил упоминаний его маленькой слабости - видеть фигуры лишь своими, на своем поле и послушными его тактике. За вечность, проведенную в лапах благородного семейста, он устал от страстей и мелочных признаний, но борьба за власть - от этого он не сможет отдохнуть никогда... Ридо поднял его из сна лишь за этим.
Под взглядом аристократа Канаме забыл о течении времени, забыв о том, что Джури уже усыпили, так же как он усыпил Харуку. Солнце было в зените, а вампиры встревожены. Кросс пропал, так и не зная что творится у стен академии, а уровень  Е - абсолютно точно знал чистокровный, не имеют отношения к Ридо. Совет запустил свои носы в дела академии и теперь по территории школы сновали шестерки, готовые доложить о малейших новостях своим хозяевам....
Куран неподвижно застыл на постели, не замечая следующей фразы Такумы. Слишком много они себе позволяли... Все.
Чистокровный размышлял над сложившимся положением, когда появились родители, и это стало еще одной ошибкой. Им не стоило приходить сюда... Канаме прикрыл глаза и с тихим вздохом стиснул зубы, чувствуя приступ гнева, который мог закончиться для стекол окна вице-президента весьма печально.. Пальцы зарылись в волосы, под корни и сжали кожу, выдавая боль и сдерживаемую ярость. Ридо все еще не показывал своих щестерок. Это неимоверно злило и томительно жгло по ожиданию. А ожидания Куран не любил....
Медленным жестом чистокровный скользнул по шее Ичиджоу к затылку, зарываясь в волосы и притягивая к себе. Легким прикосновением губы дотронулись до кожи шеи и замерев на мгновение, будто обдумывая свое неосторожное желание, поцеловали дрожащую мурашками кожу. Куран резко отпустил аристократа и подошел к дверям. Разговор был явно закончен. И Ичиджоу был избавлен от роли марионетки голода президента... по крайней мере на эту ночь.
-У тебя есть время переодеться, пока я расположу Джури.
Уже приоткрытая дверь выдала тусклую полоску света на лестнице.
-Подожди меня в гостинной.-произнесено было бесконечно усталым голосом. Тихий звук закрывшейся двери сменился запахом паленой бумаги. Письмо на глазах аристократа сжалось в неровный комок и поднявшись в воздух над постелью возгорелось неярким пламенем, рассыпавшись  крохами пепла в воздухе. Куран не любил оставлять следов.
------------------>>Комната Канаме

0

18

Он позволил слишком многое. Такума сам понимал что зашел далеко. Настолько что смог задеть, подобно тому как тонкая иголка тревожит чувствительную подушечку пальца.  Он заметил... нет, даже почувствовал это. Канаме вновь поставил непреодолимую преграду не позволяя юноше понять суть.
Слова о шахматной партии подтвердили догадки. В действительности глава Куран был слишком далек от этой комнаты, этой академии, этого мира... Отстраненность и присущая ему мятежность духа. Парень любовался этим, пока не ощутил далекую боль. Пальцы чистокровного сжали пшеничные колоски волос. От чего-то становилось дурно. Дыхание Канаме оказалось не таким горячи, напротив, оно было леденящим душу. Молодой вампир немного осел, осознавая что ждет от него президент. Эта покорность давалась ему с великим трудом, так как он боялся... всегда боялся, но не показывал этого на публике. В контраст со всем губы оказались мягкими. Всего мгновение они зависли над бархатом кожи. Перед глазами Ичиджоу проносилась его жизнь... особенно яркими были те эпизоды, где он только познакомился с Канаме, как маленький чистокровный жил в доме дедушки, как он вечно хмурился, а потом смеялся над выходками назойливого блондина, как возмущался по первости что Таку зовет себя его другом... В какой моент Канаме действительно стал другом Такумы? Трудно было ответить, но это постоянно тревожило юношу. Блондин занес руку, уже желая вцепиться в плечо вампира, от своей безысходности. Однако же все оказалось не так...
Эти губы, что не раз сводили с ума многих как девушек так и юношей. Сейчас они коснулись шеи. Просто коснулись, без намека на что либо. Это так странно, чувствовать как от одного места, там где кожу словно обожгли, разбегаются мурашки. Все тело своид судорога, конвульсия. Почти безумие, рассудок почти помутился, еще капля и сосуд не выдержит напора. Комендант остановил себя раньше оставляя Такуму чуть ли не задыхаться от покинувшего его тело напряжение.
-У тебя есть время переодеться, пока я расположу Джури. Подожди меня в гостинной.
Парень немного распустил свой галстук, чтобы избавится от душащего ощущения. А перед глазами валялась та самая манга которую недавно касались руки Канаме... "Начинаю мыслить как Ханабуса. До чего я докатился, ты  мне не скажешь?" Почему-то все тревоги снова ушли, так же внезапно как и появились. Ичиджоу выдохнул и улыбнулся в ответ своему другу.
- Ты все же решил посетить Совет? Хорошо, я буду в гостиной и попрошу подать нам машину... или ты решил прогуляться по солнышеку? Последнее было такой глупостью, такой естественно глупостью в стиле этого зеленоглазого блонда. Но кажется его речь не была услышана. Зверь уже захлопнулась за комендантом.
Ждать было нечего. Таку распустил галстук, скинул пиджак и рубашку с символами академии на манжетах  и воротнике. Ее место занял свитер, а прямые брюки сменили джинсы. Парень ненавидел классические костюмы, в которые его впихивал дедушка. А теперь, когда у него есть свободный выбор он набивал шкаф всем чем только мог. Кажется Айдо пошутил однажды и подарил ему юбку, над которой долго они с Каино хохотали. А Шики лишь фыркал, когда дело дошло и до него. Ну что можно было сказать. Парни ночного класса следили за собой, однако Шики следил за модой, а уже мода - за ним и Римой. Рука просто отмалчивалась по этому поводу, так как одевала лишь то, что нравится главе Курану, пусть это даже было трижды неудобно. Сейрен кажется имела один и тот же костюм в различных расцветках и просто меняла его. Вот только шутить об этом даже Такума не мог, девушка с норовом и очень быстрой реакцией. В случае чего, пришлось бы долго успокаивать ее вспыльчивый характер.
Всего каких-то минут десять и Ичиджоу уже крутился перед зеркалом пытаясь устроить свои волосы хоть куда-нибудь. Вышло как обычно. Вместо расчески - пятерня пальцев.  Напоследок задвинув кроссовком свои туфли за шкаф парень вышел из собственной комнаты спускаясь в гостиную, как и было велено....


==> Гостиная

0

19

==> Комната Канаме
Когда Канаме вернулся в комнату, Такумы уже не было. Разумеется, ведь он сам велел идти парню в гостиную.
- Чему я удивляюсь? - отстранёно подумал вампир, тут не нужно было иметь особых способностей, что бы догадаться, что в предыдущем разговоре он немного переборщил с "раскрытием" своих карт, - Даже если они все для меня лишь пешки, я не должен озвучивать это.
Канаме ели заметно улыбнулся. Уголки губ при этом, как ни странно, наоборот, вопреки здравому смыслу поползли вниз. Вот такая у вампира была улыбка. Скорее усмешка. Когда ни кто не видел, он мог улыбаться так, как хотел.
- Юки бы испугалась, увидев это, - почему то пришло в голову Президента Ночного Класса, - Я ни когда не хочу пугать её. Но...Не использую ли я её так же, как и остальных?
Ответ пришёл сам по себе. Неожиданно чёктко написав в сознании юноши красными буквами:
- Ты используешь всех, Канаме - сама. И ту, которой говоришь, что любишь...
- Глупости, - вслух сказал вампир и поправил костюм, - Хватит заниматься самоанализом. Это странно для тебя.
Он ещё раз окинул взглядом тёмно коричневых глаз комнату Ичиджоу и направился на выход.
==> Гостиная

Отредактировано Kuran Kaname (2009-11-23 17:01:38)

0

20

Медпункт --- >

Еле волоча ноги из-за палящего солнца, Такума с горем пополам дополз до своей комнаты, предварительно поплутав совсем  в другой стороне. Вместе с звуком защелкивающегося замка пришло и облегчение, сковывающее все это время напряжение отступило. Простояв некоторое время облокотившись спиною о дверь и переводя дыхание, вампир с усилием встал на ноги и направился в сторону душа, нетерпеливо срывая с себя и кидая на пол форму. Собраться... Я должен собраться... Включив воду, юноша, вздрагивая от холода, с наслаждением ступил под ледяные струи. От резкой смены температуры, с трудом налаженное дыхание вновь сбилось на хриплые стоны. Опустив голову вниз, вампир внимательно провожал взглядом стекающие по его рукам капли. Волосы, облепившие лицо, начали застилать глаза, вода неприятно проскальзывала между веками, заставляя жмуриться и дергать головой, пытаясь избавиться от ее присутствия. Я словно в прострации все это время. Такума, очнись! Когда ты выйдешь отсюда твоя голова будет свежа, как никогда! Но воодушевление мгновенно улетучилось из головы вампира, совершенно недолго задержавшись в его сознании. А если подумать я действительно очень долгое время не пил крови... Юноша поднес руку к лицу и слегка коснулся пальцами клыков, словно желая проверить не затупились ли они. Я так давно не чувствовал этого вкуса на языке... этого обжигающего вкуса... Острая боль пронзила палец юноши, проясняя его сознание. Незаметно для самого себя, он слишком сильно надавил им на клыки и смешанная с водою струйка крови плавно проскользила по подбородку, оставляя легкий соленый привкус на губах. Боже, что я несу... Ичиджо презрительно фыркнул и выключив воду , не вытераясь, прошел в комнату, уже во второй раз за день заливая пол.

Отредактировано Takuma Ichijo (2011-01-31 00:20:19)

0

21

Окинув унылым взглядом тянущийся за собою след, юноша лениво зевнул и, встряхнув мокрыми волосами, прошел к шкафу. Форма была не в лучшем виде и на время стоило одеть что-то более адекватно выглядящее. Вроде бы я собирался спать...Ну да ладно! После душа сон совсем уж как-то пропал...Такума выудил из шкафа кое-какую одежду и, не успев задуматься о своей "сырости", натянул все это на себя. Брррр....ненавижу одевать вещи на мокрое тело. И в чем был смысл переодеваться, если и эта одежда сейчас станет сырая? Я делаю совершенно противоречащие вещи сегодня. Странный день, очень странный. Заключил вампир, расправляя на груди рубашку, уже успевшую кое-где покрыться мокрыми пятнами. Хотя сегодня такое солнце...Думаю, пройдусь немного и все в миг высохнет...Надеюсь... Закрыв шкаф, сначала упрямо отказывающийся закрываться из-за торчащих рукавов неаккуратно засунутых обратно вещей, Ичиджо, осторожно обходя, вместо того, чтобы сложить, валяющуюся на полу форму, прокрался к двери и, проигнорировав беспорядок в комнате, образовавшийся после его появления, спустился в гостиную.

- - - -> Гостиная

0

22

Гостиная Канаме ------->

Он, все же, был пьян от крови девушки, перенасыщенной чистокровной частью. Он не мог перестать думать о том, что произошло в гостиной Курана. Каждый раз накатывала жажда, правда, уже давно усмиренная, но такая же... страстная. Уже у двери его комнаты накатил флэшбэк - тело задрожало он полного ощущения того, что он снов апереживает момент, когда клыки погрузились в тонкую шею девушки, силой забирая то, что ему не дарили и не разрешали брать. Он обнял себя, будто замерз, толкнул дверь плечом и ввалился внутрь, захлопнув ее ногой.
- Дьявол...
С каждой минутой он замерзал все больше, пришлось скинуть с себя форму и вобще всю одежду, забраться под теплое одеяло с головой, натянув его на макушку и поглядывая на сумерки за окном. Он чуял, что в академии творится из ряда вон нечто, но тело предательски запретило идти и разбираться с этим прямо сейчас. Все равно уже беспокойный общий фон в общежитиии начинает стихать, да и запахи крови вампиров не так бьют по рецепторам. Он не заметил, как провалился в сон, но и там не было покоя. Весь день он метался из одного кошмара в другой, при чем, опять составленных будто из кадров чужой жизни. Лишь глубокой ночью юноша заснул спокойно, ровно, без сновидений. Лишь прилипшая ко лбу светлая челка, да мягкая улыбка были свидетелями того, что он сейчас спокоен. Рука выпросталась из-под одеяла, свисая с края кровати, а тихое дыхание говорило о том, что Ичиджоу спит крепко, забыв даже, что не запер свою комнату, когда вернулся.

Отредактировано Takuma Ichijo (2011-09-23 09:48:50)

0

23

----->>>Гостиная.
Мизуки не спеша шла по коридору. В одной руке Коное держала блокнот, а в другой ручку чемодана. Дойдя наконец до комнаты вице-президента, девушка постучалась.
- Можно войти? - В ответ ей было молчание. Похоже его нет в комнате. Девушка решила попробовать открыть дверь, к ее удивлению она оказалась незаперта. Мизу открыла дверь и вошла, но тут же остановилась. На кровати лежал юноша со светлыми волосами. Парень спал. Коное нерешительно подошла к кровати и уставилась на спящего. Юноша был симпатичный, а его спящий вид делал его милым. Такума Ичиджоу - вице- президент Ночного класса. Внук Асато Ичиджоу, главы Совета. Как и все в Ночном отделении, пользуется популярностью у противоположного пола. Перед тем, как прибыть в академию, Коное раздобыла информацию о учителях и учениках. Мизуки на милое лицо парня. Разбудить его или нет? Он так мило спит. Но мне нужна комната. Эх...какая я эгоистка. Девушка улыбнулась. Как бы его разбудить? Пнуть? Нет! Попробовать пошептать на ушко? Улыбка сменилась хитрым взглядом. А почему бы и нет... Заодно и посмотрю на его реакцию. А для большей эффективности, если от шепота не проснется, поцелую.
Мизуки поставила чемодан на пол и села на кровать парня. Наклонившись к ушку юноши, прошептала:
- Вице – президент, пожалуйста, проснитесь! - но парень не открыл глаза. Куда поцеловать? Целей много... губы, щека, шея. "Методом тыка" была выбрана цель. И ею оказалась шея. Губы девушки приблизились к телу спящего и через несколько минут оставили красный след.

0

24

Снов он фактически не видел, если не считать какого-то очень смутного и почти не вспоминающегося отрывка про детство и первую встречу с Канаме. Такума ровно дышал и лишь иногда ворочался под одеялом, недовольно хмурясь. Часа два он проспал точно, прежде, чем вынырнул из сна на его поверхность, задыхась от.. запаха крови. Только теперь это был уже запах человеческой крови - настолько же, если не сильнее, волнительный, как запах крови чистокровного собрата. Еще не открывая глаз Ичиджоу нахмурился и облизал губы, повернув голову к подушке, и тут же почувствовал, как к шее прикасаются губы...
Реакция была почти мгновенная - через секунду он уже сжимал горло того, кто пытался, кажется, укусить. Для чего еще у спящего надо прикасаться губами к шее, как не готовясь к тому, чтобы вонзит клыки в... Горящий алым взор вице-коменданта сменился на обычную для него зелень глаз, когда он сморгнул наваждение. пара секунд на то, чтобы обдумать то, что он видит и отпустить девушку (незнакомую ему, надо сказать), которую только что прижал к постели рукой, поменявшись с ней местами.
- Эээ... - для начала выдал, явно ступив со сна, Ичиджоу, но тут же взял себя в руки и превратился в приветливого и радушного вице-президента Ночного Класса. - Вы кто, очаровательная? - дошло, что он буквально прижимает девушку к кровати. Ему даже хватило такта и совести смутиться, слезая с нее и придерживая одеяло у бедер. Как-никак, а он был обнажен абсолютно. Кстати... какой такой японской редькой девушка оказалась в его комнате? - Вы кого-то ищете? Хотя, я бы даже сказал, что определенно кое-кого Вы уже нашли, да, ха-ха, - тихо рассмеялся Такума и умуридрился даже обнаженным по пояс сделать эелегантный поклон, одновременно вставая и наматывая на себя одеяло уже полностью. - Буквално секундочку, мисс... видимо, Вы новенькая, а я, как видите, не совсем в форме.
"Вернее, совсем без нее.. без формы..."
Прихватив свою школьную форму, он нырнул за ширму, чтоящую в угул комнаты. Уже через минуту он вышел из-за нее, поправляя безупречно завязанный галстук и заколку на нем.
- Такума Ичиджоу, - решил уже нормально представится он и поклонился снова, - вице-президент Ночного Класса и заместитель коменданта Лунного общежития, к Вашим услугам, мисс.
А запах крови все больше разливался не только в комнате, но и в сознании юноши. Вампир вспомнил недавнее происшествие с Марией Куренай и нахмурился - что-то неладно в Академиии Кросс.

Отредактировано Takuma Ichijo (2011-09-23 10:05:46)

0

25

Не прошло и пяти секунд с поцелуя, как на Мизу сидел недавно спящий и с силой держал ее за горло, тем самым прижимая к кровати. У Коное расширились от неожиданности глаза, но через несколько минут ее лицо стало вновь спокойным. Интересная реакция... похоже он подумал, что его хотят укусить... губы у шеи... да еще и этот запах крови Девушка смотрела в кроваво- красные глаза парня, но вскоре они стали зелеными, а лицо стало приветливое.
- Вы кто, очаровательная? - Парень слез с Мизуки и теперь стоял перед ней с одеялом, прикрывающим его энные места. Коное с удивленным лицом рассматривала тело юноши и то, как он наматывал одеяло на себя. Тело у вице- президента было довольно привлекательно. Красивый вид. Не ожидала, что он обнажен... оооой... вломилась в комнату, разбудила поцелуем в шею, а теперь еще и пялюсь на него... Девушка отвела взгляд и покраснела.
- Буквално секундочку, мисс... видимо, Вы новенькая, а я, как видите, не совсем в форме. - с этими словами юноша удалился за ширму, а Мизу начала писать в блокнот новые данные о нем.
- Неожиданная у Вас реакция на поцелуй. - Девушка улыбнулась и продолжила писать. Спит нагишом. Не целовать в шею в спящем состоянии. Эффектное тело. (^.^)
- Такума Ичиджоу, вице-президент Ночного Класса и заместитель коменданта Лунного общежития, к Вашим услугам, мисс.
- Мизуки Коное, - Девушка встала и поклонилась. - Как Вы и заметили, новенькая в Ночном Классе. Прибыла по просьбе Куран Канаме - сама.  - Мизу прислонилась пальцем к своим губам и отвела взгляд. - Простите, что таким образом разбудила Вас. Полагаю к Вам надо обращаться, что бы узнать, где находиться моя комната и все остальное в Академии?

0

26

- Оу... ну, она была бы еще более неожиданной, если бы я соображал во сне, что делал, - ему хватило такта выглядеть смущенным. Он разулыбался и снова поклонился, когда девушка представилась, тут же переходя на деловой и гостеприимный тон. Все же, свои обязанности вице-коменданта он исполнял, как считалось, на ять.
- Не беспокойтесь, комнату мы Вам обязательно найдем, более того, она уже готова к приему столь дорогих гостей и... а где ваши вещи, кстати? - взгляд зацепился лишь за катану и прошелся дальше по фигурке, а затем и комнате. Упомянутого багажа он не заметил. С другой стороны, глупо предполагать, что она таскалась с этим всем по всей академии. Наверняка уже забрали обслуживающий персонал и доставили к ней в комнату. - Пойдемте, Мизуки-сан, вряд ли комната отыщется сама и...
Снова накатила почти удушающая волна запаха крови. человеческой, манящей и свежей. Он замолк на полуслове и нахмурился. Запах был.. знакомым. И вот этого уже никак нельзя было допустить. Он постарался скрыть тревогу, улыбаясь и сияя пуще новогодней гирлянды, подал даме руку и открыл перед ней дверь, провожая ее в коридор и объясняя правила поведения и распорядка в школе и общежитиях. Попутно он показывал, где что находится, отвечая на вопросы новой ученицы. Досье можно посмотреть позже, а пока надо ее проводить до ее комнаты и как можно скорее найти... Нозоми. Слишком сильным был запах ее крови. Он попробовал ее кровь всего однажды и совсем капли, но этого хватало сейчас, чтобы внутри сжималось нехорошее предчувствие.
Проводив девушку до дверей ее комнаты, он раскланялся и пожелал ей хорошего обустройства, не забыв напомнить, чтобы она спускалась, как только закончит дела в своей комнате, в общую гостиную при общежитии - там можно познакомиться со всеми сразу учениками Ночного Класса и обитателями Лунного общежития.
И лишь когда он убедился, что девушка вошла в комнату, и его долг исполнен, он пулей помчался в то крыло, откуда доносился этот запах. Он смешивался с остальными, щекотал нервы и обоняние, будил воображение и слишком сильно гладил внутри мягкой лапой соблазна. Опять... Будет ли мир в их доме?

-------> Комната Мизуки Коное ------> Парк

Отредактировано Takuma Ichijo (2011-10-04 00:05:00)

0


Вы здесь » Blood Vampire Knight » Общежитие Лунного факультета » Комната Такумы (4 этаж)