Blood Vampire Knight

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Blood Vampire Knight » Литературное творчество » Выбирай…


Выбирай…

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Выбирай…
Фендом: Vampire Knight
Автор: Lady Shadow-Darkness
Бета: Словарь
Пейринг: Канамэ/Зэро
Рейтинг: детский
Жанр: ЯОЙ, angst.
Состояние: закончен
От автора: стих в тексте мой.

Ночные сумерки опустились на академию. Где-то вдали гремел гром, и сверкали молнии. Ветер трепал кроны деревьев, безжалостно прижимая их к земле. Тяжелые капли дождя изредка срывались вниз. Из кабинета директора академии Кросс доносились приглушенные голоса:
-- Значит этой ночью территория останется не охраняемой?
-- Да. Передавали сильный ураган. И Зэро не хочет таскаться по территории в такую погоду. А Юуки еще в больнице…
-- Хорошо. Я позабочусь, что б ночной класс не выходил из общежития…
-- Спасибо, Канамэ!
-- Но только сегодня. Спокойной ночи, Кайен Кросс. – голос чистокровного был тверд и холоден. Он и так пошел на многие уступки когда поступил сюда учиться. Мало того, повел за собой других…
Канамэ вышел из кабинета и прикрыл за собой дверь.
Настроение было в минусе.

Зэро сидел на кровати, подтянув колени к подбородку. Юуки небыло уже неделю…
И всю эту неделю он чувствовал себя уставшей собакой. Только сегодня выпал мирный вечер, когда не надо бегать по всей территории выискивая полоумных фанаток «Ночного класса». За окном тяжелыми каплями по земле барабанил дождь. Завывал ветер… Настроение было паршивым.
Хотелось выть…
Хотелось убивать…
Хотелось умереть самому…
От долгого сидения в одной позе затекли ноги. В комнате стало темно, а из-за грозы отключили электричество. Поэтому страж встав с кровати, зажег свечу.
Дождь яростно барабанил в окно, как буд-то прося впустить и пригреть… Рассеянным взглядом обведя комнату, глаза остановились на гитаре. Когда-то давно, когда он еще не познал жажду крови, растяпа Кайен Кросс подарил ему  этот инструмент. Да еще и заставил учиться играть. Уголки губ тронула печальная улыбка.
Зэро взял гитару и уселся обратно на кровать. Первое что он научился играть, была любимая песня родителей. Когда он был маленький, его отец пел эту песню под гитару, мама подпевала, а он с братом сидел в обнимку и, затаив дыхание слушал незатейливый перебор струн  и два сплетающихся как буд-то в танце голоса.
И сейчас, когда погода навевала грустные воспоминания, Кирию даже не заметил, как стал наигрывать ту мелодию…

Куран как раз проходил мимо комнаты Зэро, когда из-за двери послышались первые аккорды музыки.
«Зэро играет на гитаре?» -- Куран сам не мог понять, что его поразило больше, то что Кирию умеет играть или то что он умеет играть на гитаре. А потом послышался глубокий красивый и очень грустный голос. И Канамэ, уже решившему идти дальше, почему-то совершенно расхотелось уходить. Поэтому он просто прислонился спиной к стене, рядом с дверью и, закрыв глаза, расслабившись, отдался на волю музыки и голоса… тихого и печального.

Мне нравились байки и ночных дорог полоса…
Лететь до рассвета
Когда на траву выпадает роса.
Свист ветра в ушах
Да ночи крыло
Мне неведомо страха, ни зло, ни добро…

С первых строчек у Зэро защемило сердце, и воспоминания нахлынули с новой силой. Отец… Он не только был хорошим охотником, но еще и был влюблен в скорость, впрочем, как и мама. Да и сам Кирию не раз мечтал как обгонит на гонках того на кого с пеленок старался равняться, своего отца…

Я вольный как птица!
Лишь плащ за спиной,
Резвиться и бьется
Со мной заодно.

Куран съехал спиной по стене на пол. Пульс участился… Вот уж кому небыло суждено быть «вольным как птица», так это ему, Курану Канамэ – чистокровному из королевского клана Куранов. Не смотря на всю власть и силу. У него были обязанности, которые цепями приковывали его к этой грешной земле. Обязанности, которые он порой ненавидел до потери самообладания…

И с другом на пару:
Ветер и я!
В ночь улетали себя, не виня.
    Вольный ветер – скорости дитя.
    Позвал за собою, во Тьму уводя.
    Я кинулся следом крича:
    «Подожди! Меня не забудь и с собой забери!».

На припеве в голос прокрался тон обреченной надежды. Как же сейчас хотелось лететь по трассе. Что б ни слышать ничего, что б раствориться, исчезнуть, сбежать от этой боли, которая рвет сердце и выворачивает наизнанку душу.
Почему так сумасшедшее больно мечтать о том, что никогда уже не произойдет?
Зэро испытывал какое-то мазохистское удовольствие от боли, безвыходности и ожидания чуда которое никогда не свершиться…

Откликнулась ночь,
Зашумела гроза…
Размыло дорогу,
И дождь прозрачен словно слеза…

Как нестранно это звучит, но погода словно подпевала. Неистовые порывы ветра сотрясали стекла и стены академии, а капли дождя казалось, хотели пробить крышу, что б оказаться рядом с тем, кто посмел мечтать о свободе… Что б закрутить, заморочить и забрать с собой туда где все заканчивается и начинается одновременно, на границу света и тьмы, жизни и смерти…

Но ветер все также манил за собой
Шептал мне на ухо:
«Я рядом! Я твой!»

Канамэ задрожал. Кирию придурок!!! Где ты нашел эту песню?!  Почему ты решил спеть ее именно сейчас?!

Летели вдвоем с ним за поворот…
Обрыв… Крик… Вольный полет…

На этих строчках голос Кирию оборвался, а на главу лунного общежития накатила ярость. Ярость на себя за то, что позволил каким-то словам затронуть потаенные эмоции. Ярость на Зэро, за то, что произнес эти слова. Ярость на погоду, на обстоятельства, на все… А еще хотелось мести…
« Ну подожди я тебе устрою хороший вечер!» -- подумал Куран врываясь в комнату к стражу и стащив его с кровати схватил в объятья.

Сказать что Зэро был в шоке, от того что его самый ненавистный враг средь ночи ворвался к нему в комнату, и теперь сжимает его с такой силой, как утопающий сжимает спасательный круг, значит скромно промолчать незаметно стоя в уголочке.
-- Куран – ты заболел? – фраза брошенная полузадушенным Кирию немного отрезвила, но не до конца…
-- Нет… -- все еще прижимая парня к себе ответил вампир, чувствуя как волна холодной злости накатывает с новой силой.
-- Тог… -- попытался высказать еще одну причину такого поведения врага Зэро, но Канамэ уже терзал его рот в жестоком, безжалостном поцелуе, раздвигая своими губами его губы, пока они не приоткрылись под настойчивым непрерывным натиском. Когда Кирию попробовал вырваться, рука чистокровного опустилась на его затылок, не давая пошевелить головой. Слезы боли и унижения жгли веки стража, но бесконечный, мучительный поцелуй все продолжался.
Зэро попытался дотянутся до своего пистолета, который как назло оставил на письменном столе.
— Даже не пытайся, — бешено прорычал Куран, чуть отстраняясь, и отшвыривая оружие силовой волной в дальний угол комнаты — Я сделаю с тобой все что захочу! Твоя жизнь принадлежит мне! Понятно?
Он сильнее стиснул руки, словно подтверждая свое предостережение, и снова припал к его губам, не давая дышать. Канамэ и сам не мог понять, в какой именно момент, его крыша, сделав ручкой на прощание, умчалась вдаль. Он же только хотел отомстить, пусть и таким странным образом. Но откуда он мог знать, что ему это так понравится…
Зэро тщетно отбивался, пытаясь втянуть в легкие хотя бы немного воздуха, чтобы послать ненавистного врага подальше. Ребра, казалось, вот-вот треснут; Канамэ душил его и с каждой минутой все больше приходил в ярость, не слыша ответа на свой вопрос. Он, по-видимому, не сознавал в этот момент причины невольного молчания парня. Наконец Кирию нашел в себе силы и уперся кулаками ему в грудь в бесплодной попытке немного отодвинуться. Чувствуя, что сейчас потеряет сознание, он поднимал руки до тех пор, пока пальцы не скользнули по их сомкнутым в поцелуе губам.
Парень сперва даже не понял, что этот непроизвольный жест нежности заставил Курана резко разжать объятия и отойти, и начал огромными глотками пить живительный воздух. Во время поцелуя Канамэ поранил его губы своими клыками и теперь во рту ощущался четкий вкус крови.
Зэро встретился взглядом с главой вампиров. И казалось, просто утонул в ярко красных глазах Курана. Горло запершило от жажды. Он понимал, что без оружия не сможет убить чистокровного, и от этого на душе было еще мерзостней.
Куран был голоден, а кровь пролитая во время поцелуя щекотала небо и дразнила язык своей сладостью.
-- Кто бы мог подумать что ты такой сладкий… волчонок… -- последнее слово он выдохнул хриплым манящим мурлыканьем, от которого по спине Зэро пробежало стадо мурашек.
-- Так тебя жажда замучила? – попытался подколоть парень вампира. Все что угодно только бы не податься на зовущий шепот, от которого хотелось расслабившись отдаться воле зовущего. И хоть Кирию сам был вампиром, но против магии чистокровного это не особо помогало. А наоборот заставляло подчиняться.
Канамэ понимающе ухмыльнулся и протянул вперед руку в которую легла рука стража еще до того как он осознал свои действия. Чистокровный резко дернув парня на себя, вновь поймал его в объятья и поцеловал. Теперь поцелуй был более страстным, более глубоким. Его язык касался языка Кирию, увлекая за собой в танец любви. Поцарапал клыком внутреннюю сторону губы, так чтоб поцелуй приобрел вкус крови, и почувствовал, как исчезает последнее сопротивление Зэро. Плавно переместившись, поцелуем с губ на шею Куран  уловил легкое напряжение сковавшее тело парня.
«Он нервничает как человек» -- подумал вампир и не смог сдержать улыбки. Все еще улыбаясь, он, неторопливо проводя губами по коже, добрался до уха, провел языком за ним, а потом лизнул раковину, слегка ущипнул губами мочку, лизнул и подул. Зэро затрепыхался в его объятиях. С губ сорвался стон.
-- Ты такой чувствительный, волчонок! – выдохнул чистокровный снова начиная посасывать мочку уже другого уха.
-- Я не волч…чонок… -- Кирию старался придать своему голосу твердость и спокойствие, но запнулся, когда Канамэ сначала прикусив нежную кожу на его шее зализал место укуса.
А потом, подняв голову и ухмыльнувшись, резко толкнул, так чтоб Зэро, не удержавшись, упал на кровать…
Наваждение, вызванное шепотом, схлынуло, оставляя парня один на один с жестокой реальностью.
- Прекрати! – хотел крикнуть страж, но его губы накрыли губы Курана, и он просто не успел ничего сказать… Кирию пытался сопротивляться, но вампир быстро зафиксировал его руки над головой одной рукой, а второй залез ему под рубашку.
«Он же только крови хотел!» - мелькнула в мозгу стража паническая мысль, но она тут же была забыта… Куран вошел языком в его рот и осторожно коснулся им языка Зэро… Как и в прошлый раз, парню просто крышу снесло от поцелуя, и он невольно подался на встречу вампиру. Канамэ отпустил руки стража, и они тут же обвились вокруг его шеи… Глубокие поцелуи продолжались, и они тихо сходили с ума от возбуждения…
Губы Канамэ медленно гладили шею Кирию, и из его рта непроизвольно вырывались стоны… Чистокровный на секунду оторвался от стража, снял с него рубашку и так же медленно провел языком по его груди…

В этот момент дверь резко распахнулась:
-- Зэро! Я тут хот… -- фраза застыла на губах Кайена, когда он разглядел происходящее в комнате.
Канамэ величественно поднялся с парня и как не в чем не бывало, подошел к директору.
-- Мы тут обсуждали его график ночных дежурств и он согласен обходить территорию академии в любую погоду. – сказал Куран директору и повернувшись к Кирию, подмигнул, и продолжил – Или ты хочешь продолжить обсуждение?
Зэро красный как рак, с нескрываемой ненавистью, посмотрел на чистокровного.
-- Нет. Я думаю, что мы ДОСТАТОЧНО это обсудили. А теперь уйдите из моей комнаты, мне надо собраться на дежурство. – голос стража был холоден и жесток. Ему только что предоставили выбор: или дежурить несмотря ни на что или изнасилование… А самое страшное что ему понравились поцелуи главы вампиров.
Канамэ с сожалением глянул на стража и вышел из комнаты…

P.S.:  Через несколько дней из больницы вернулась Юуки, и все никак не могла понять почему ее Канамэ-сэмпай бросает на Зэро задумчивые странные взгляды. Кирию еще отчаянней ненавидит вампиров и Курана в частности, а директор начинает нервно хихикать, как только видит этих двоих вместе…



КОНЕЦ.

Отредактировано LSD (2011-05-06 05:40:26)

0

2

Нельзя же оставлять такое чудо без единого комментария) Мне так стихи нравятся) Выложи их здесь пожалуйста в полноценном варианте, а то во флуде я их уже незнаю где искать)

0

3

Священный ветер
Мне нравились байки и ночных дорог полоса…
Лететь до рассвета
Когда на траву выпадает роса.
Свист ветра в ушах
Да ночи крыло
Мне неведомо страха, ни зло, ни добро…
Я вольный как птица!
Лишь плащ за спиной,
Резвиться и бьется
Со мной заодно.
И с другом на пару:
Ветер и я!
В ночь улетали, себя, не виня.
    Вольный ветер – скорости дитя.
    Позвал за собою, во Тьму уводя.
    Я кинулся следом крича:
    «Подожди! Меня не забудь и с собой забери!».
Откликнулась ночь,
Зашумела гроза…
Размыло дорогу,
И дождь прозрачен словно слеза…
Но ветер все также манил за собой
Шептал мне на ухо:
«Я рядом! Я твой!»
Летели вдвоем с ним за поворот…
Обрыв… Крик… Вольный полет…
А ветер мне эхом в вершинах вторил,
Такое не раз с бытия он творил.
И если ты хочешь еще жить на рассвете,
Не слушай, что в ухо тебе шепчет ветер.

Отредактировано LSD (2011-05-06 06:09:36)

0

4

Вай-вай-вай...мне понравилось))))

0


Вы здесь » Blood Vampire Knight » Литературное творчество » Выбирай…